Интернет-магазин
по продаже Башкирского мёда
Крестьянское фермерское пчелохозяйство
"Саргаев А.А." КФХ
В корзине 0  шт.  на сумму  0 руб.
С.-Петербург: +7 (960) 244 33 49
Башкирский мёд в СПб
Натуральный мёд
Башкирская пчёлка

С чего начинался Уфимский витаминный завод.

В столице Башкортостана, на улице Худайбердина, между улицами Кирова и Чернышевского, почти на квартал в глубину раскинулись производственные корпуса Уфимского витаминного завода. "Основная продукция завода - лекарственные средства, средства для инъекций, аскорбиновая кислота, кондитерские изделия. Продукция потребляется практически во всех регионах Российской Федерации, а также экспортируется в Беларусь, на Украину, в Польшу, Германию, Австрию", - такую информацию находим мы в энциклопедии "Башкортостан".

А с чего начинался витаминный завод, знаете? С медовых пряников... Давным-давно жил в Уфе предприимчивый купец Илья Платонович Алексеев, торговец пчелиным медом и натуральным воском. Хвастал он, что у себя на усадьбе по улице Каретной (ныне Аксакова) "построил завод для очистки меда и выделки воска..."

Но началась мировая война. Разорялось, приходило в упадок хозяйство без мужских рабочих рук. Свертывалось пчеловодство. Голодный люд дорогой мёд не покупал. На многие товары, в том числе и на сахар, были введены карточки.
В 1916 г. закрывается кондитерская фабрика Берштейна. Нет сырья. Правда тут же открывается кустарная артель "Карамель". Предприимчивым купцам приходилось искать всевозможные пути по сбыту мёда и пчеловодческой продукции.

Первая мировая война сильно ударила по иностранным предпринимателям, работавшим в России. Они сворачивали свое производство. По архивным документам, 16 ноября 1916 года в городе Уфе на улице Церковной (Худайбердина, 28), в бывшем здании пивоваренного завода австрийского подданного Георгия Вольмута крупный торговец медом и натуральным воском Илья Платонович Алексеев основал на паях артель кустарей по изготовлению медовых пряников, так как сахар стал дефицитным продуктом. Этот день и считают работники Уфимского витаминного завода датой рождения завода. В 2016 году предприятию исполнилось 100 лет.

После Февральской революции вернулся с каторги известный революционер Владимир Ильич Алексеев, сын купца. Вернулись его товарищи по ссылкам и каторгам. Им надо было на что-то жить. В.И. Алексеев организовал в Уфе Общество бывших политкаторжан и ссыльных поселенцев. Они влились в артель Алексеевых, которая в годы Гражданской войны стала называться Уфимской трудовой артелью "Единение".

В 1924 году Общество бывших политкаторжан и ссыльных поселенцев в Уфе организовало на базе медового производства кондитерскую фабрику. Городские власти пошли навстречу. Госбанк выделил ссуду для оборудования карамельного цеха. 17 ноября 1924 года фабрика выпустила первую партию продукции - монпансье (фр. montpensier, по герцогине Монпансье). Это были мелкие разноцветные леденцы с ароматом пряностей. Коллектив, состоящий из 12 человек, ликовал.

Заведующий фабрикой Владимир Ильич Алексеев смотрел дальше. Карамельки его не устраивали. Решили выпускать широкий ассортимент кондитерских изделий, благо, в Уфе на тот момент кондитерской фабрики не было.

Начав с производства кофе из желудей, выпуска пива и фруктовой воды к 1926-му году экс-революционер становится владельцем собственной кондитерской фабрики. Его ноу-хау: торты с фонтанами из зеленой карамели, конфеты "Малютка" длиной не более сантиметра и, конечно, сладкие "бомбы" напоминающие появившиеся значительно позже "киндер-сюрпризы". Шоколадный шар диаметром в дециметр, а внутри сахарные фигурки зверей и даже целые посудные сервизы. Такого Уфа не видела ни до, ни после Владимира Алексеева.

В середине 1926-го в Уфе побывает Владимир Маяковский. Самый модный, а может и лучший поэт революционного времени. Тогда же, здесь на углу ул.  Александровской - Сазонова открывается фирменный магазин и кафе "Сафо". Факт достаточно банальный, зато владелец заведения более чем занятный. Алексеев Владимир Ильич. В прошлом легендарный боевик и экспроприатор, в настоящем нэпман и частный "эксплуататор".

Поведала о пребывании Маяковского в Уфе Любовь Федоровна Еникеева. Встреча ее с В.В.Маяковским произошла в Уфе, где он выступал перед публикой в небольшой аудитории. Было это в годы НЭПа. Вначале Маяковского встретили настороженно. Сидевшие в зале отпускали в его сторону двусмысленные шутки, задавали каверзные вопросы. Л.Ф.Еникееву поразило то, с какой мгновенной реакцией парировал поэт нападки. Он не просто отвечал на обидные вопросы, а вводил в краску, поднимал своих обидчиков на смех. Читал свои стихи Маяковский так, как никто. Настроение аудитории переменилось. Разговор принял дружеский характер. Уходил он под гром аплодисментов. Так было и на другом его выступлении в Уфе.

Несмотря на трудности, производство предприятия Алексеева расширялось. В 1926 году на фабрике работало уже 80 человек. Фабрика перешла на плановый сбыт продукции. "Башсоюз" делал заказы на нужные изделия, и сам получал их. В 1926 году фабрика стала называться "Башкондитер" и сохранила свое название до 1941 года. На излете НЭПа хозяйство предпринимателя перейдет в собственность государства и станет основой Уфимской витаминной фабрики. Алексеев отойдет от дел и забытый всеми закончит свои дни в скромной должности консультанта одного из музеев. В это же время в Уфе проживали и работали два сына купца Елисеева, Григорий и Петр, сосланные сюда только за принадлежность к купеческой династии (товарищество "Братья Елисеевы"). Их судьба будет печальна (в конце статьи выписка из архива НКВД).

Что интересно, башкирская фабрика изготовляла прекрасный шоколад, который закупала Москва. Невероятно, но факт. Фабрика в далекой провинции по производительности занимала третье место в стране, по степени механизации не уступала таким мощным фабрикам Советского Союза, как фабрики имени Бабаева, "Красный Октябрь", "Ударник".

В 1940 году коллектив фабрики "Башкондитер" дал продукцию на миллион рублей сверх плана.

Но началась Великая Отечественная война. Молодая, только что зарождающаяся витаминная промышленность страны оказалась в тяжелом положении. Оборудование четырех витаминных заводов страны постарались эвакуировать, в том числе и в Уфу.

С 15 сентября 1941 года фабрика "Башкондитер" перешла на выпуск витаминной продукции и стала действительно Уфимским витаминным заводом. Годы войны - самые героические страницы в жизни завода. 25 ноября 1941 года была выпущена первая партия продукции: препарат витамин "С", а затем витаминизированный шоколад для летчиков и подводников, аскорбиновая кислота. Вся продукция шла на фронт.

В первые годы войны Уфимский завод был единственным в стране действующим заводом по производству витаминной продукции. Здесь не только пускали на поток апробированные лекарства, но и изобретали новые.

Семья купца Алексеева и царивший в ней дух вызывают удивление. Стоит прояснить их жизненный уклад и мировоззрения.

Мода на съемные дачи в Уфе пришла из Петербурга и Москвы. Даже далеко не бедный купец-«медовик» Илья Платонович Алексеев поддался искушению и стал каждое лето снимать двухэтажный дом на даче одного из «алебастровых королей» Мартемьяна Степановича Васильева, за пьянство и хулиганские выходки при честном народе прозванного Мартяшкой.

Дача Васильева называлась «Золотым местом». Сюда привозили детей Алексеева, их было тринадцать душ, все разного возраста. «Большие девочки» Раечка, Надя и Соня уже входили в революционные кружки, «участвовали в роли подставных невест при посещении тюрем с заключенными революционерами для передачи им записок и нужных сведений».

Так о них пишет в книге «Пляска Святого Витта» Тамара Нефедова. Тут, конечно, не обошлось без влияния брата, Владимира Ильича Алексеева, члена Боевой организации народного вооружения (БОНВ), участвовавшего в 1906 году в нападениях на почтовые поезда. Первый «экс» сошел боевикам с рук, во время второго, при котором, кстати, были человеческие жертвы, их арестовали. Владимир попал на каторгу. Экспроприированные средства пошли на нужды и мероприятия РСДРП, в частности на проведение V съезда в Лондоне.

Понятно, что дача была нужна не столько самому Илье Платоновичу, сколько «старшеньким». Рядом с дачей стоял маленький домик, где денно и нощно Володины друзья мастерили бомбы. Вот что поведала Нефедовой воспитанница Алексеевых, выросшая у них в доме и впоследствии ставшая женой «экспроприатора», Татьяна Александровна Евфорицкая: «Раечка, Надя и Соня были уже взрослыми девушками и могли служить поводом для устройства веселых гостеваний. Фактически это были сборы революционеров для решения ряда вопросов дела революции. Они служили вроде ширмы: при появлении полиции было организовано угощение, кто-то играл на гитаре, а девушки и парни пели. И полиция уходила ни с чем, а заседание кружков продолжалось».

Конечно, в своих воспоминаниях Евфорицкая не могла умолчать о красоте «Золотого места»: «Уфа вся мерцала золотыми огнями, по реке Белой, она тогда была полноводной, часто ходили грузовые, пассажирские пароходы, проплывая мимо, гудками приветствовали нас, так как мы, стоя на балконе второго этажа, махали им платками».

Эти места возле Висячего камня были весьма популярны и в советское время. На живописной лужайке проводились массовые игры, танцы, шахматные турниры. Приплывали туда на пароходе. Действительно: "Золотое место".

Дом Васильева находился на задах нынешнего парка им. Мажита Гафури, за больничным городком. После революции он почему-то стал считаться «бывшей дачей купца Алексеева». О настоящем владельце начисто забыли.

В 2000-х годах усадьба Алексеевых по ул. Аксакова была снесена под элитную застройку. При разборке дома нашлось множество артефактов, имеющих отношение к Алексеевым. Чердак дома почти 70 лет никто не трогал. Нашелся этюдник молодого Алексеева, кобура для пистолета "Браунинг", книга, из которой выпорхнули сухие анютины глазки...

Досье: Алексеев Владимир Ильич (революционный псевдоним «Черный») (р. 1887) – сын уфимского 2-й гильдии купца, торговца медом И.П. Алексеева. Учился в гимназии, в 1905 г. вступил в РСДРП, большевик, после 1917 г. меньшевик. Один из руководителей уфимской боевой рабочей дружины РСДРП (б), ее кассир, участник ряда ее боевых операций, включая миасскую экспроприацию 1909 г. В 1910 г. военно-окружным судом приговорен к смертной казни, замененной на бессрочную каторгу. Восемь лет тюрьмы Алексеев проведет на далекой Ангаре в знаменитом Александровском централе. Освобожден Февральской революцией.

В начале двадцатого века железнодорожная станция "Воронки" превращается в один из центров революционного движения. Именно здесь на даче купца Алексеева располагается основная база уфимских дружинников, наводящих ужас на отделение полиции. К своей работе в подполье боевики относятся весьма серьезно. Помимо фехтования и джиу-джитсу, рядовые члены боевики обучаются азам разведки и контрразведки, стрельбе, бомбометанию и саперному делу.

Но самое важное направление боевых дружин - экспроприация экспроприаторов. Проще говоря, опустошение поездов со звонкой монетой и ассигнациями. Социал-демократы не мелочатся, и работают по-крупному. Пример тому - два громких экса в августе и сентябре девятьсот шестого. Если брать то сотни тысяч, если грабить то вагон.

Первая экспроприация пройдет в начале августа. Поезд остановят ночью обычным стоп-краном. По просьбам еще не проснувшихся почтовых чиновников революционеры немного постреляют в воздух и по обшивке вагона. Напишут расписку, поставят на неё печать РСДРП и растворятся в пространстве. Деньги пойдут на нужды партии. Изъятой наличности хватит, впрочем, не надолго. Осенью уфимские боевики вновь выйдут на большую дорогу.

21 сентября очередной поезд боевики остановят при помощи обычного красного фонаря. Выгребут из закромов почтового ведомства сразу 240 тысяч целковых, взорвут одну бомбу и отбудут в неизвестном направлении. Полиция объявит вознаграждение в десять процентов от потерянной суммы за любую информацию о похитителях. Но деньги не найдут своего героя. Все награбленные средства вожди революционеров пустят на разрушение Российской Империи.

А после начнутся расстрелы офицеров, дворян, купцов, казаков и крестьян-тружеников, всех неугодных.  

В их числе Елисеев Григорий Григорьевич, старший сын купца Г.Г. Елисеева, отличный хирург и лечащий врач. Был выслан из Ленинграда в Уфу только за принадлежность к купеческой династии. Преподавал в Уфимском медицинском институте. Студенты относились к нему восторженно. После увольнения по ложному доносу, работал хирургом в местной больнице. В это же время в Уфе находился его брат: Петр Григорьевич Елисеев, который позже будет репрессирован и следы его затеряются.

Далее сухие строки из личного дела Г.Г. Елисеева, извлеченного из архивов НКВД:
Родился в 1885 г., г. Ленинград; русский; беспартийный; врач-хирург, участник 1-й мировой войны, после революции хирург в больнице им. Урицкого и больнице "В память 25 Октября". Осужден к высылке в 1935 г. Отбывал наказание в г. Уфа, работал врачом-хирургом 1-й больницы.. Проживал: г. Ленинград, наб. р. Фонтанки, д. 64. 

Арестован 27 декабря 1937 г. Приговорен: , обв.: ст. ст. 58-10-11 УК РСФСР. 
Приговор: ВМН Расстрелян 28 января 1938 г. Место захоронения - г. Уфа. Реабилитирован в апреле 1959 г.
Источник: Ленинградский мартиролог т. 8.