Башкирский мёд в Санкт-Петербурге
Интернет-пасека
"Башкирская пчёлка"
Пчеловод Александр Саргаев, КФХ
В корзине 0  шт.  на сумму  0 руб.
С.-Петербург: +7 (911) 27-646-27
Башкирский мёд
от производителя в СПб
Натуральный мёд
"Башкирская Пчёлка"

Немецкие поселения в Башкирии

Главная :: Статьи

Немцы появились в Башкирии задолго до войны и вели здесь процветающий бизнес в сельском хозяйстве и торгуя сельхозмашинами. Институт этнологических исследований имени Кузеева, создающий энциклопедию национальностей, населявших Башкирию, выяснил и эту часть истории республики.

Этнографы искали следы немецких хозяйств во времена царской администрации. Выяснилось, что религиозное общество немцев-меннонитов, после большевистского переворота 1917 года спешно бросив сотни тысяч гектар пашни, десятки элеваторов, миллионы рублей на банковских счетах, эмигрировало в Канаду, невольно заложив основу хлебно-мукомольной промышленности БАССР, а затем и постсоветской Башкирии.

Меннониты - последователи голландского реформатора и католического священника Менно Симонса. Кстати, немцы в документах себя именовали голландцами. Догматика меннонитов - ожидаемое восстановление в мире царства Божия через распространение на земле церкви чистой и святой.

Доктор политических наук, завотделом религиоведения института этнографии Регина Мухаметзянова родом из Давлеканово – дореволюционной столицы немецкого бизнеса в Башкирии. Она рассказала нам о богатых фермерах-меннонитах, основавших в Башкирии процветающие хозяйства и явившими пример передового механизированного сельского труда.

Меннониты - это пацифисты, которые добровольно отказывались от оружия и были против вооруженного решения конфликтов. И не служили в армии - одна из правительственных льгот, - рассказывает Регина Мухаметзянова. - Общины жили замкнуто – особенно давлекановские меннониты. Если лютеране и католики общались между собой, то меннониты в свою жизнь никого не впускали, и между собой делились на «братских» и «церковных», отличаясь фанатичностью исполнения догм. Впрочем, и в том, и в другом случае, смешанные браки не допускались - только внутри общины. В Давлеканово было центральное менонитское училище – оно давало образование немецким детям и готовило преподавателей для школ колоний.

- Как немецкие крестьяне попали на Урал? – спрашиваем мы у г-жи Мухаметзяновой.
- Немецкие колонисты появились на юго-западе Башкирии с конца XIX века, с появлением самарско-златоустской железной дороги. Сперва они оседали в Давлеканово, почти до 30 годов двадцатого столетия - это столица немцев. В 1894 году первые крупные немецкие поселения основаны в Белебеевском уезде. Затем центр смещается в Новоселовскую волость Уфимского уезда – ныне село Пришиб Благоварского района, поскольку на юго-западе все земли были раскуплены, а в Белебеевском уезде к тому же была плодородная земля.

- Пишут, что немцы приезжали с крупными капиталами, в отличие от прибалтийских крестьян. Так ли это?
- Да, в основном прибывали состоявшиеся богатые крестьяне. В Башкирию они ехали из молочанских колоний Украины, столкнувшись с «земельным голодом» в Таврической и Екатеринославской губерниях. Царской администрации было выгодно сотрудничать с немецкой организованной, образованной и высоко платежной общиной. Начиная со времен Екатерины II, немцев переселяли в Башкирию на льготных условиях: они получали налоговые каникулы на землю, и скопили неплохие оборотные капиталы. В отличие от местных крестьян, ограниченных земельными наделами, колонистам разрешалось брать землю без лимита. Немцев заселяли специально, чтобы они обучили местных сельчан культуре обработки, привозили технику и передовые аграрные технологии.

Немецкие колонисты - богатейшие землевладельцы. Так, например, Яков Тиссен и Иоган Тиссен имели по 1789 и 1047 десятин земли соответственно. А архивы 1915 года насчитывают 47 фамилий богатейших меннонитов юго-западных башкирских колоний с общими владениями более чем 12 тысяч десятин. Так например, владения Вильгельма Дика в хуторе Березовском насчитывало 677 десятин, 52 лошади, 161 голову мелкого скота.

Сами поселения колонистов были небольшими. Так хутор Корчаково – всего 5 семей, но в каждой не меньше 5-7 детей.

- У них были огромные владения, - продолжает Регина Мухаметзянова. - Они производили зерно на продажу, и даже экспортировали его в Европу, например в Латвию, Польшу, Чехию, Австрию. По данным архивов, только в 1908 году со станции Давлеканово вывезено более 2 млн пудов зерна.

В те годы Давлеканово стало крупным мукомольным центром, немцы построили первые механизированные мельницы. Но не только хлебными контрактами давлекановские немцы стали известны в Европе. У коммерсанта Фризена было собственное фотоателье и книжный магазин. Открытки предприимчивого немца расходились по всей России и Европе: здесь в долине Демы работали кумысолечебницы, куда приезжали лечиться от туберкулеза. Фризен организовал для выздоравливающих фотоателье, а отдыхающие отсылали родным и знакомым открытки с видами санаториев, невольно рекламируя демские лечебницы.

- Недавно мне прислали из Германии копию газеты 1914 года с его фотооткрыткой, - уверяет этнограф.
Украинские немцы привезли в Башкирию новый тип жилища – дом, соединенный с дворовыми постройками.
- Жилища колонистов отличались тем, что были соединены коридором с сараем: зимой можно попасть в хлев, не выходя из дома, - говорит г-жа Мухаметзянова.

По словам историков, давлекановские колонисты нанимали татар и башкир, работников зачастую называли сразу на нескольких языках, этот симбиоз порождал такие казуистичные прозвища, как, например, «Атай Франц».
Облюбовав Давлеканово, немцы построили здесь несколько храмов и целый квартал. При этом в городе была и православная церковь, мечеть и синагога. А вот в Уфе меннониты так и не появились, в столице Башкирии в основном жили немцы-лютеране.

Колонисты возвели десятки мельниц, использовав лучшие технические достижения тех лет, такие, как водные, нефтяные, паровые и электрические двигатели. У давлекановских немцев, была негласная монополия на торговлю техникой: через них из Европы шли поставки самых новейших сельхозмашин.

Детство татарского публициста Амирхана Еникеева прошло в Давлеканово. Однажды попав в немецкий квартал, он описал в мемуарах городское жилье зажиточных землевладельцев, с фонтанами и цветущими садами.
- Идешь, бывало, по немецкой слободе, будто попадаешь в иной мир, - вспоминал писатель. – Улицы здесь широкие, устланы зеленой травкой, дома и надворные постройки – все из белого кирпича, сделано прочно и аккуратно, при каждом доме фруктовый сад, во дворах растут какие-то диковинные растения. Всюду чистота, порядок.

В предреволюционные годы начался первый исход, сопровождавшийся погромами. Дважды из большевистской Башкирии пришлось выбираться семье гражданской жены Маяковского Элли Зиберт – сегодня единственная дочь знаменитого советского поэта проживает в Америке.

- Ее мать, немка, из семьи богатых землевладельцев. Рассказывают, что накануне погрома соседи из числа татар и башкир предупредили Зибертов об опасности. Семья села на первый поезд, оставив дом со всем имуществом. Они эмигрировали в Америку, но ее мать так тосковала по дому, что уговорила мужа вернуться в Давлеканово. Вернулись. И снова с большими проблемами уехали.

Как и другое местное зажиточное население, меннониты оказали сопротивление войскам Красной армии, поддержав наступающую армию Колчака. Когда все закончилось, колонистам запретили преподавать религию, началась коллективизация, погромы, ссылки в Сибирь: многие не выдержали и запросились на выезд.

- Им препятствовали, - рассказывает историк. - Но они были очень грамотными, вели переписку с московскими чиновниками, обращались в посольство Германии, и с большим трудом им удалось выбраться. Кроме того у немцев были деньги. Разными путями, через Дальний Восток, они в большинстве иммигрировали в Виннипег в Канаде, сейчас там большая община, выросшая из эмигрантов из Башкирии.

Точных цифр, сколько уехало немецких семей, нет. В 1939 году только в Давлеканово было шесть тысяч немцев. По данным на 1941 год, после преступных мероприятий, осталось уже около трех тысяч.

- Нет, не было среди немцев-фермеров ярких коммунистов, - говорит Регина Мухаметзянова. - Но что поделать, пришлось вступать в колхозы. Удивительно, но из потомков колонистов в советское время в Благоварском районе создали колхоз «Россия» ставший миллионером: свои навыки переселенцы сохранили и предложили советской власти.

Благоварские немцы (из Благоварского района Башкирии) вспоминали, что в годы войны с гитлеровскими войсками им морально было тяжело, ведь в них видели врагов. Этнические немцы должны были постоянно отмечаться в «органах».
- Старики говорят, что их просто не считали за людей. Некоторые немцы меняли фамилию и отправлялись на фронт, - рассказывает этнограф.

- Были ли партизанские настроения среди оставшихся немцев в военные годы?
- Те, кто остались, им было не до политики – работали в колхозах. А те, кто интересовались политикой – выехали.
В 1942 году в Уфу и другие города начали прибывать эшелоны с пленными, а уже в 1953-м в Башкирии оказалось больше всего немцев за всю историю региона - 13 тысяч человек. Для сравнения, в перепись 2010-го в республике насчитали 5909 немцев.

- Что дали колонисты и их дети для современной Башкирии?
- Мукомольная индустрия Башкирии уходит корнями в немецкие давлекановские мельницы, построенные на механизмах, импортированных из Европы. Также и маслосыродельной отрасли.
- Кто-то из правнуков, раскулаченных немцев, претендует на реституцию имущества?
- Нет, приезжают и просто интересуются, смотрят на дома своих предков. В меннонитском училище в советское время была военная часть, сейчас строительный техникум: потомки немцев, приезжающие в Давлеканово, искренне радуются, что здание продолжило служить образованию, сказываются пацифистские настроения.

- Что сегодня представляет собой немецкая община на юго-западе?
- Центр немецкой жизни в Пришибе остался до сих пор: в школе преподается немецкий, у правнуков колонистов он за родной. В отличие от эстонцев – общинность и уклад жизни сохранились. Старое поколение между собой разговаривает на немецком, хотя молодежь с трудом. Интересно, что когда мы там были, председатель сельсовета, татарка по национальности – свободно говорит на немецком. Визуально немецкие деревни отличаются от остальных - перед домами газоны, повсеместно чисто и убрано. Интересная деталь: у большинства немцев прекрасно изученные родословные – они сами «копают» истории своих семей. Выпускают генеалогические книги рода, публикуют их в интернете, и находят родственников по всему миру.

- Что стало с последователями Менно Симонса в Башкирии? – спрашиваем мы у г-жи Мухаметзяновой.
- Выехавшие в Канаду колонисты сохранили чистую церковь. А местные меннониты в 1966 году объединились с евангельскими христианами-баптистами, и почти сразу органы госбезопасности установили за ними негласный надзор. А глава общины необаптистов по фамилии Готман, много лет сидел в тюрьме.
Председатель совета общины и смотритель уфимской лютеранской кирхи Эльвира Гартман рассказала, что официальной связи между лютеранским приходом Уфы и баптистами в Пришибе нет. Сегодня в уфимской общине около четырехсот человек. В приходских службах участвуют около ста немцев во главе с пастором Генрихом Минихом, прошедших обряд конфирмации. По сути, полтора столетия уфимские и давлекановские немцы существовали в не пересекаемых параллельных мирах.

Как поселение Давлеканово возникло в середине XVIII века. Выгодное географическое положение позволило ему быстро стать важным экономическим центром. В 1913 году в селе Давлеканово населения было 15600 человек, а в уездном городе Белебее — всего пять тысяч. Это говорило о многом, и в начале Первой мировой войны Министерство внутренних дел Российской империи присвоило Давлеканово статус города.

Но в связи с войной соответствующий документ до 1917 года пролежал под сукном, и лишь Временное правительство его обнародовало. В июне 2017 года городу Давлеканово исполняется 100 лет.

В конце XIX века много земель в Давлеканово принадлежало немцам-меннонитам, которые жили зажиточно, умело вели хозяйство. Плодородная давлекановская земля славилась своими урожаями, кстати, и в XX веке с местного элеватора вывозили зерно тысячами вагонов. А сейчас элеватор заброшен, он высится над окружающей равниной одиноко и уныло.

Но вернемся к немцам-меннонитам. Одним из самых успешных и влиятельных горожан был Петр Зиберт, деловые связи были у него в Канаде и США.

— Это был очень богатый человек, он мог себе позволить из Давлеканово по Транссибирской магистрали проехать через всю Россию на Дальний Восток, пересечь на пароходе Тихий океан, прибыть в США и купить там производство, — рассказывает Массар Зайнуллович. — Петр Зиберт поставлял в Россию новейшее на тот момент оборудование и технологии.

У Петра Зиберта было восемь детей, и дочь Елизавету он обучил всему, что должна уметь девочка — нескольким иностранным языкам, музыке и искусствам. Учитывая возможности её отца, неудивительно, что впоследствии она оказалась в США, где в 1925 году нью-йоркский художник Давид Бурлюк познакомил её с приехавшим туда Владимиром Маяковским. Российский поэт не знал английского языка, и рожденная в Давлеканово американка — Елизавета Петровна Зиберт, ставшая к тому времени Элли Джонс, — была его переводчицей. Владимир и Элли влюбились друг в друга, и в июне 1926 года тайная жена Маяковского родила ему дочь. Вместе они прожили недолго, вскоре Маяковский уехал из Америки. Опасаясь советской власти, они решили скрыть на родине поэта факт рождения дочери, и он видел её лишь однажды — в 1928 году в Ницце.

Известие о том, что в Нью-Йорке живет дочь Маяковского Хелен Патрисия Томпсон или Елена Маяковская, распространилось по миру лишь в конце XX века, уже после смерти её матери Элли Джонс, которой не стало в 1985 году.

Летом 2002 года Хелен Патрисия Томпсон приезжала в Давлеканово — на родину матери, побывала в доме, где та родилась, попила чаю с соседями, съездила на озеро Аслыкуль, посетила местный музей и, как говорит его директор, осталась довольна экспозицией.

По результатам поездки она написала книгу «Моё открытие Башкортостана». Там она дает оценку нашему музею и музею Маяковского. Пишет, что есть большой музей Маяковского в Москве, а есть маленький, провинциальный в Давлеканово. Но этот маленький музей сделал гораздо больше. Мы расспрашивали её, и она рассказывала, что несколько человек претендовали на то, чтобы считаться детьми Маяковского, но только она, сдав необходимые анализы, смогла подтвердить генетическое родство с поэтом, — вспоминает Массар Зайнуллович.

В апреле 2016 года, в возрасте почти 90 лет, Хелен ушла из жизни. А дом её деда — Петра Зиберта стоит в Давлеканово до сих пор. Он построен с немецкой тщательностью и педантичностью, годы не нанесли ему сколько-нибудь существенного ущерба, и сейчас в нем работает детский сад.

В Башкирии первый поток немецких переселенцев основал многочисленные хутора и поселки вдоль Самаро-Златоустовской железной дороги. В отличие от других народов, немцы прибыли на новые места со значительным капиталом. Традиционное немецкое трудолюбие, высокая культура земледелия обеспечили сравнительно быстрое становление хозяйств переселенцев.

Среди немцев образовалась прослойка владельцев крупных хозяйств. В 1912-1913 гг. и 1917 г.. земские статистики фиксировали их вместе с помещиками в числе частновладельцев. Так, в Сафаровской волости рядом с деревнями Старо-Усманово и Средне-Усманово расположилось хозяйство немецкого колониста Корнелия Нейфельда (местное население его называло Карнай Карнаевичем), у которого трудились башкирские и татарские крестьяне. У него было 158 десятин земли, из них 42 десятины арендовал. Имел 19 лошадей, паровую мельницу и богатый сельскохозяйственный инвентарь. Семья состояла из 12 душ (двое родителей, 6 сыновей, 4 дочери). Содержал кучера, кухарку, работника, няню, пастуха. Недалеко от него был хутор его брата Иоанна Нейфельда. Он имел посевы на 145 десятинах, содержал 26 лошадей.

В четырех верстах от деревни Шамеева расположился хутор Ивана Ивановича Энса. Кроме своих 4-х детей, вместе с женой воспитывали еще одного мальчика. На хуторе жили и работали на них три семьи. И.И.Энс рационально использовал землю: сеял озимую рожь, овес, пшеницу, гречиху, ячмень, сажал картофель; часть земли занимали многолетние травы, часть - ежегодно оставалась под паром. Сельскохозяйственную продукцию продавал в Давлеканово. Недалеко от деревни Старо-Усманово находился немецкий хутор Питерс. Его хозяином был Иоанн Гергардович, в семье которого было 10 душ. Он имел 100 десятин земли, га которых выращивались зерновые и картофель.

В местах компактного проживания немцев образовались крупные земледельческие хозяйства. В 9 верстах от Языково в районе современной деревни Домбровка 11 немецких семей основали хутор. Каждое хозяйство, единолично купив землю, занималось выращиванием зерновых и разведением скота. Даже самые маленькие хозяйства имели посевы около 15 десятин.

Базилевская волость была небольшая, состояла из немецкого населения. Образовали ее немцы, переселенцы - собственники из Пришибской волости Мелитопольского уезда Таврической губернии. В 450 дворах проживали примерно 2988 человек. Здесь на землях, купленных у помещика Николая Базилевского, 1906 г. были созданы 11 колоний. Волость соответствовала современной территории Алексеевского сельсовета. Каждая колония образовала отдельное сельское общество. Как и местные крестьяне, переселенцы содержали крупный рогатый скот, лошадей, овец и свиней.

В Березовке (Обенфельд) в 1912 г. в двадцати хозяйствах проживали 185 человек. В годы Гражданской войны в частях красной армии под командованием С.М. Буденного служил Приб Фридрих, Н.А. Щорса - Моор Семен, в Чапаевской дивизии - Поснак Карл. В апреле 1919 г. второй Петроградский полк пятой армии Восточного фронта под командованием МН.Тухачевского остановился в Пришибе. Командование полка созвало собрание представителей деревни и волости, на котором был избран волостной военно-революционный комитет, секретарем которого стал И.И. Петер, представителем И.И. Барт. На ревком была возложена задача обеспечения частей Красной Армии красноармейцами, продовольствием, фуражом, транспортными средствами.

На территории поселения немцев в 1928 г. было создано первое товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ). Оно объединило семьи Сытого Харитона, Аллеса Ивана, Фондиса Фридриха, Цейзера Николая.

Строились хозяйственные объекты, зерновые склады, животноводческие помещения. Жители маленьких деревень были переселены в центральную усадьбу - Пришиб, где для переселенцев были распланированы улицы, проведены электричество и газ. В территории сельского совета образовались 4 крупных населенных пункта: Алексеевка, Викторовка, Новоникольское и Пришиб.

Хотелось обратить внимание на города и села Башкортостана, где компактно проживает немецкое население и объектах, представляющих историческую ценность.

Одно из них – село Пришиб муниципального района Благоварский район Республики Башкортостан. История с. Пришиб и окрестных деревень берет начало с 1903 года. К 1906 году образовалось 11 немецких деревень с центром в селе Пришиб. Именно здесь осели немецкие колонисты, прибывшие на территорию Башкирии из Украины и западных губерний России. Село Пришиб стало административным центром всех немецких колоний. На 1 января 1992 года, до начала массового переселения немцев в Германию, на территории Алексеевского сельсовета Благоварского района проживало 1649 немцев.

В с. Пришиб муниципального района Благоварский район Республики Башкортостан работает немецкий историко-культурный центр «Алексеевский», который был открыт 23 января 1998 года в соответствии с Указом Президента РБ, на основании постановления Правительства РБ № 85 от 13 апреля 2006 года является филиалом государственного учреждения Дом дружбы народов РБ. ИКЦ «Алексеевский» расположен на территории СП Алексеевский сельсовет. Он является административным и духовно-культурным центром немцев региона. В немецком историко-культурном центре «Алексеевский» работают 2 штатных сотрудника.

Традиционные мероприятия, проводимые историко-культурным центром. Совместно с Пришибским СДК работает детский коллектив «Колядки», исполняющий песни на немецком, русском и башкирском языках. Немецкий коллектив «Фольксланг» постоянно принимает участие в районных и республиканских мероприятиях. Основной задачей центра является сохранение, изучение и развитие немецкой культуры, традиций и обрядов.

На базе сельских библиотек с.Пришиб и д. Алексеевка имеется литература на немецком языке. В библиотеке с.Пришиб 900 экземпляров, в библиотеке д.Алексеевка 400 экземпляров. Всего в библиотеках Благоварского района 1937 экз. книг на немецком языке. Средняя школа полностью обеспечена учебниками по родному немецкому языку. При ИКЦ имеется небольшой фонд книг, более 100 экземпляров. Большая часть были переданы в ИКЦ из личного фонда Красновой Светланы Ивановны и приобретены ГУ Домом дружбы народов по Государственной программе «Сохранение, изучение и развитие языков народов Республики Башкортостан на 2006 – 2010 гг.»

В селе Пришиб и городах Уфа, Стерлитамак, Октябрьский функционируют евангелические и католические общины.

Немецкой диаспоре Башкортостана оказывается помощь Международным Союзом немецкой культуры (г. Москва) в оснащении методической литературой, журналами, газетами, а также финансируются мероприятия, проводимые по возрождению немецкой культуры, изучению языка.

В центрах встреч Союза немцев РБ «Видергебурт» проводятся бесплатные курсы немецкого языка, работают фольклорные, танцевальные, музыкальные кружки. Один из них кружок «Basteln» («Рукоделие») для детей и взрослых. Одной из сфер деятельности является работа с трудармейцами. При поддержке ЗАО «Волга-Развитие» организовывается отдых и оздоровление трудармейцев в республиканских и межрегиональных санаториях, профилакториях и пансионатах. Оказывается гуманитарная помощь со стороны GTZ (ГТЦ- немецкое общество по техническому сотрудничеству), а также через Красный Крест и по линии религиозных организаций различных конфессий.

Активно ведется разъяснительная и консультативная помощь спецпереселенцам, взаимодействие с органами власти в подготовке документов о реабилитации и получении льгот и наград.

Ежегодно 28 августа проводятся мероприятия в память о жертвах политических репрессий. Идет работа по восстановлению и сохранению кладбищ и мест захоронения репрессированных и военнопленных, а также восстановление кирх и религиозных культовых памятников. Обустроено Лопатинское мемориальное кладбище, на котором покоятся останки иностранных военнопленных (немцев, венгров и др.)

Ни один год не обходится без проведения праздника Рождества Христова, Святой Пасхи и других национальных немецких праздников, на которых собирается много гостей, участников и членов общества, чтобы снова встретиться, отдохнуть и увидеть народные немецкие танцы, поучаствовать в пасхальных весельях, спеть рождественские песнопения.